05:49 

Настя Е
Дать бы пизды купидону. что бы смотрел куда стреляет, паршивец! (с).
Автор:Anastasia Komarova

Фэндом: Magi: The Labyrinth of Magic

Название: Look

Персонажи: Синбад, Хакуэй

Рейтинг: PG-13

Жанры: Гет, AU

Предупреждения: OOC, ОЖП, ОПМ

Размер: Мини

Статус: в процессе

Описание:

Публикация на других ресурсах: хоть куда, но ссыль мне


Акт 1. Двое в кафе






Хакуэй скользит взглядом по силуэту Синбада. Она видит довольно смазливое личико и густые длиннющие волосы для мужика под тридцать лет; хорошо развитую грудную мускулатуру: большие, грубые руки рыбака; накаченные, крепкие ноги путешественника и большие ступни. К тому же, он известен как храбрый, волевой, справедливый, желающий мира во всем мире покоритель морей и подземелий. Такой собирательный образ идеального принца-короля для любой наивной девушки этого мира. Настолько идеальный, что от одного его вида тошнит, а глаза слезятся от стерильно-белого света излучающий его силуэт и имя. Ведь так не бывает, что все так идеально. Что все такой правильный. Такой чистый. Но ведь если свет такой белый – может от того, что ничего в нем нет? Ведь где-то должна начинаться тень. Ведь что-то внутри должно же так порочно подгнивать, сливаясь с мраком. Что-то должно быть больше схожее с простыми людьми.

Синбад чувствует её изучающий взгляд и начинает изучать её в ответ, с таким же открытым вызовом, как и она. Взгляд скользит по открытому лицу, останавливаясь дольше положенных секунд на припухлых пунцовых губах и маленькой фамильной родинке под ними. Скользит вниз, по тонкой, лебединой шейке, что так легко свернуть одной его рукой. Оценивает мягкие полуокружностей грудей, вырисовывающихся из-под хлопкового платья. Цепляется за руки, сложенные перед собой и маленькие ножки, обутые в черные туфельки. Вся в нежно розовых тонах, подобно цветущим цветам, создающую образ невинной, хорошенькой Принцессы. Глупенькой, глупенькой Куколки, живущей в нереальном, таком же нежно розовом мире снов. Но когда-нибудь следует проснуться и реальность её разобьет на части, в дребезги. И это свадьба – лишь шаг на пути к тому, когда начнет трескаться её мирок.

Хакуэй неприятен его оценивающий взгляд купца. Он не пронизывает, не забирается внутрь – он почти осязаемо цепляется, ощупывает. Словно и не человек даже, а очередной товар с яркой рекламой, но со столь бесполезным содержимым. Обычно его возвращают и требуют компенсации. Но вот беда, отказаться от свадьбы и вернуть невесту он не может. Не сможет просто. Эту сделку он заключил с её семьей давно: они часть уговора выполнили, хоть и не в срок предоставив невесту. Оставалось дело за малым – скрепить эти узы кровным родством и рождением потомков. И на этом все. Её миссия заканчивалась.

Синбад попробовал представить на кого будет похож их ребенок. В голове рождался образ узкоглазого и бледнолицего, еще к тому же и хилого ребенка, в котором от него не было и волосинки. Образ показался ему настолько настоящим и живым, что он едва удержал себя, чтобы публично не скривится. Он даже знает, что больше одного ребенка у него с ней не получится – жена не подпустит ближе. Он решил: в первую же брачную ночь он раскрошит её мирок, раздавив эти розовые очки. Он разобьет её полностью, с нотками садистского удовольствия мелькнула мысль.

Служитель бога почти заканчивал свои молитвы и благословения; через несколько минут они окончательно станут мужем и женой. В этой жизни и даже после неё, связывая собственные души перед ликами богов. Навечно.

Но сколько же будет длится это вечно?



*



- Не напоминай мне об этом, - тихо отзывается Хакуэй, переставая тянуть колу с трубочки. – И с чего же это ты вдруг решил вспомнить об этом?

- А что, нельзя? – едко ухмыляясь поинтересовался Синбад, кидая пронзительный взгляд в безразличное лицо юной девушки. – Как никак, ты мне жена или кто?

- Это было давно, в прошлой жизни, - сузив глаза сказала Хакуэй, напоминая о их прошлом. Но, за секунды успокоившись, добавила, откинувшись на спинку мягкого кресла: – Мы больше не связанны.

- Но тогда, почему же мы здесь? – спросил Синбад как всегда прямо, в его руках остывала нетронутая чашка кофе. А ведь это был очень острым вопросом сегодняшнего дня.

- Может быть это наш личный Ад? Видеть лица ненавистных нам людей? – с небывалой легкость начала рассуждать в слух девушка. Взгляд её поднялся на верх и блуждал по потолку, не цепляясь ни за что. - А что? Такое извращенное, достойное для нас наказание!

Синбад тактично промолчал, одним глотком осушив свою чашку кофе. Хакуэй выпрямилась и поднеся ко рту недопитый стакан колы, словила губами конец трубочки. Взгляд её снова блуждал, но на этот раз он был устремлен на оживленную улицу многомилионного города через огромное тонированное окно кафешки.
Между ними повисла тишина, наполненная посторонними звуками разговоров других посетителей, популярной музыкой и приглушенным шумом с улицы. Причудливый ритм жизни города.

- Что теперь будем делать? – спросила первой Хакуэй, вытянув всю колу.

- Что делать? – призадумался Синбад, и незамедлительно ответил, чем вызвал неожиданную волну хохота у девушки. - Будем жить?

Когда бурная реакция сошла на нет, девушка аккуратно утерла подушечками пальцев влагу. Синбад все это время смотрел на неё с едва сдерживаемым раздражением. Его уже начинало бесить все: эта обстановка в кафе, что давила на плечи; это странное (?) поведение женушки; отсутствие логики в происходящем вообще. И больше он не смог сдерживать свое раздражение, когда взглянул на наручные часы. Они сидели друг на против друга уже час, круг за кругом повторяя то, что знают и нечему новому так и не пришли. А его обеденный перерыв уже как бы полчаса назад закончился.

- Все, я опоздал на работу! – процедил сквозь зубы Синбад, поправляя пиджак. И подняв руку нервным движением подозвал к себе официанта из глубин кафе. – Счет, и побыстрее!
На стол легла красная книжечка с счетом. Синбад положил цельной купюрой, сдачу оставив на поощрение официанта, встал из-за столика. И коротко сказал вместо прощания:

- Поговорим в другой раз.

- Да, конечно, - согласилась Хакуэй, проводив недолгим взглядом широкую спину мужчины. А затем полезла за своим кошельком в свой портфель. Хоть родители и выдают ей на карманные расходы ограниченное количество денег, этого должно хватить на оплату одного стакана диетической колы. Отсчитав требуемое количество денег и оставив их у красной книжечки, девушка поднялась из-за стола вместе с сумкой и засеменила к выходу. Она тоже опаздывала, но только на дополнительные уроки репетитора.


@музыка: Lilly Wood & The Prick (original version) – Prayer in C

@темы: Magi: The Labyrinth of Magic;, Творчество;

URL
   

Как бы вот так...

главная